Category: общество

контркультура

Наступила осень

Наступила осень – и у москвича закончились каникулы. Даже если он всё лето просидел в офисе, не отходя от освежающего кондиционера. Кто-то столь же серьёзно относится к лету – возможно, вон та недостаточно московская девушка. Да, она сразу после Нового года, отказывая себе во всём и изнуряя себя всем, стала готовиться к сезону мохито. Но для москвича главный экзамен – это осень. Притворяешься, что ничего не изменилось, но осень-то не обманешь!
Ну, к примеру – летом можно, сославшись на жару, пройтись по бульварам в индийских шлёпанцах или расписных трусах чуть выше колена. А у осени строгий дресс-код. Трусы должны достигать как минимум середины голени, а шлёпанцы следует снабдить воттакенным лейблом «куплено в Лондоне».
Или вот летом можно не спать всю ночь – и ничего не делать. То есть, сидеть где-нибудь в баре, или на берегу моря, или гулять. И никто не скажет, что ты прожигаешь жизнь, ведь летом кто не прожигает? А осенью попробуй-ка. Нет, можно не спать всю ночь и корпеть над проектом, добивать халтуру или успевать к дедлайну, это уважительные причины. Но только вот не смей говорить, что ты пренебрегал сном абсолютно бесплатно, да вдобавок ещё и деньги потратил на выпивку и такси до дома.
Заниматься чем-то, кроме работы, говорить о чём-то, кроме работы, думать о чём-то, кроме работы в осенней Москве может только совсем асоциальный отчаянный тип. На него посмотрит косо даже тот, кто позволяет себе круглый год носить индийские шлёпанцы. Шлёпанцы – это одно, быть можно дельным человеком и одеваться как попало. Но вот не работать осенью и быть человеком дельным – нет, это, пожалуйста, не в нашей Москве, а у себя где-нибудь на Гоа.
Наступает осень и бальное платье Золушки превращается в деловой костюм. А если она безработная – то в тыкву, и Золушка, плача, уезжает из Москвы и везёт эту тыкву в подарок многочисленным родственникам. Поздний завтрак превращается в бизнес-ланч. Веранда – в переговорную. Тыква, привезённая Золушкой из Москвы, превращается в суп.

Наступила осень – и внутренний календарь питерца теперь соответствует официальному. Можно не притворяться, что тебе ах как весело. Ведь лето же, ну чего ты хмуришься? О чём задумался, когда вокруг всё живёт одними эмоциями? Ешь мороженое, загорай на крыше, что ещё человеку надо для счастья? Котиков? Вот тебе ссылки на фотографии котиков!
Осенью можно быть грустным, печальным, задумчивым – и ни одна попрыгунья-стрекоза в глаза заглядывать не станет, чтобы развлечь тебя пустым разговором. Осень – это социально одобряемый повод быть грустным. Или очень весёлым. Ведь к очень весёлому питерцу относятся с ещё большим подозрением, чем к унылому. А кто это у нас такой чересчур радостный, а ну-ка дыхни или предъяви достаточно веский повод для ликования. Мы его взвесим и примем решение, может ли данный повод быть причиной вот этих безалаберных плясок в обнимку с фонарём.
Но вот она – осень. Осенью питерцу можно быть собой – и общественное мнение его не осуждает. Этого мнения и нет практически, потому что каждый старается успеть побыть собой, пока не наступила зима.
Мрачный питерец бродит по Невскому без зонта и причины. Другой, закутавшись в шарф, гуляет в парке, ворошит листья носком ботинка, ему хорошо и радостно. Третий, крепко держа за руки четвёртого, пятого и седьмого бегает по лужам. Шестой, избежав беганья по лужам под предлогом водобоязни, увольняется из банка, надевает костюм человека-бездельника и идёт в ближайший бар, совершать подвиги.
Никогда не знаешь, что питерец будет делать этой осенью, и сам питерец тоже не в курсе. Всё остальное время он держит глухую оборону, он защищает свою хрупкую идентичность от непрошенных советчиков и грубиянов, он старается быть как все. Но вот фея-осень взмахивает волшебной палочкой: «Щёлк! Тррр! Дзень!» Дорогих спецэффектов не завезли, но важны сами эффекты. С рыцаря сваливается броня и он оказывается бабочкой. Лягушку никто не целует и она превращается в котика. Котика перестают фотографировать и он становится мастером чайных церемоний. Золушка, сварившая суп из московской тыквы ещё в предыдущей серии, ни в кого не превращается, но внезапно понимает, что такая, как сейчас – безработная, безденежная и сказочная – она ничуть не хуже, чем вон тот человек-бездельник, идущий по карнизу второго этажа с двумя коктейлями в руках. В любое другое время года, в любом другом городе эта встреча могла бы стать началом прекрасной мелодрамы, но осенью в Санкт-Петербурге и без того достаточно прекрасно. Поэтому каждый остаётся при своём. Ладно, Золушка получает от жизни бонусную тыкву и та превращается в её лучшего друга.
lucas

Шахматы

Однажды москвич и питерец встретились во сне за шахматной доской. Потому что оба начитались вчера "Алисы в Зазеркалье" на голодный желудок, ну и вот, пожалуйста.
Доска была пустая, огромная, но всё-таки шахматная.
-Сейчас выясним! - сказал Москвич, и стал расставлять свои фигуры, - Сейчас разберёмся, кто кого.
И тогда питерец, чтобы не сдаваться без боя, тоже потянулся за фигурами.
Сначала оба гроссмейстера выстроили ряд пешек.
-Это у тебя что? - опешил москвич, заканчивая построение.
-Пышки, - промямлил его соперник, - Ну, типа, их едят…
-А они глядят! - ухмыльнулся москвич, - А у меня - пушки! Которая дойдёт до твоего края поля - будет царь-пушка.
-Если твоя пушка придёт ко мне, я её в Петропавловской крепости заточу, и буду выпускать только в 12.00, сделать один выстрел.
-Да? А где у тебя Петропавловская крепость тут твоя? - прищурился москвич.
-А вот. - питерец указал на ладью, - Вот моя крепость. А с другой стороны - Адмиралтейство.
-Эге. Толково. А у меня там высотки. А теперь погляди на моего ферзя! - москвич выпустил из рукава вертолёт, - Куда хочешь долетит, где хочешь тебя достанет, невзирая на пробки.
-Неплохо, - сдержанно улыбнулся питерец, - А мой ферзь - бабушка. Спорим, она найдёт тебя и достанет быстрее, чем вертолёт? А царь у тебя кто? У меня - Медный всадник.
-Не царь, а король. Король у меня - я, - ответил москвич. И снизу вверх, но очень по-королевски, поглядел на двух амбалов, ожидавших его команды.
-Это ещё что за лоси? - испугался питерец. Таких ребят он всегда старался избегать.
-Это не лоси, дятел. Это - кони. Болельщики ЦСКА. А, что тебе объяснять, тебя же бабушка на футбол, наверное, ни разу не отпускала.
-Конечно, не отпускала! - откликнулась со своей клетки бабушка-ферзь, - Я же футбольным тренером в молодости была, знаю, что это такое. Мы вместо футбола в библиотеку ходили, в музыкальную школу, в Летний сад.
-По Аничкову мосту гуляли, - ввернул питерец, - Вот и кони мои оттуда же. Настоящих коней я побоялся брать, купил в переходе две фигурки сувенирных.
Сувенирные фигурки были маленькие, и разглядеть их за рядом больших сочных пышек москвич не смог, но поверил на слово.
-Так, ладно, начинаем, у меня полный комплект. - объявил он, - Мне из Цирка на Цветном двух живых слонов подогнали.
Питерец быстро поставил напротив вражеских слонов двух сфинксов - и игра началась.

Ну, то есть, как началась. Выяснилось, что оба игрока не очень уверенно знают правила. Вдобавок, фигуры проявили характер. Пока питерец уговаривал королевскую пышку перепрыгнуть через клетку, утверждая, что это - разводной мост, москвич впрягал в пушки слонов.
Не дожидаясь команды, вертолёт принялся нарезать круги над игровым полем.
-А ну повыше летай! - прикрикнула на него бабушка, - Простудишь мне ребёнка!
-Я уже не ребёнок! - топнул ногой питерец, - И не замёрзну! Я тут в Петропавловской крепости прячусь.
-Небось, в холодном равелине! На каменном полу! - запричитала бабушка.
-Да я в монетном дворе укрылся, чтоб не догадался никто.
-Так, ребята! - скомандовал "коням" москвич, - Враг укрылся в монетном дворе! Взять его!
Но ребят нигде не было. Поглядев в полевой бинокль, москвич обнаружил их рядом с одним из питерских сфинксов. Связался с бойцами по рации, но услышал лишь бормотание, похожее на грозный рокот переполненных канализационных труб: "Что на свете всего выше и всего ниже? Что всего дальше и ближе? Что всего темнее и светлее? Что всего горячее и холоднее?..."
Потерпев поражение с конями и пушками, москвич отвязал слонов и спустил их на врага.
-Съесть! - скомандовал он.
И учёные слоны послушно стали есть пышки. Это были очень большие пышки - каждая со слона размером, так что животные быстро насытились и улеглись спать прямо на шахматной доске.
-А они привитые, твари эти? - поинтересовалась бабушка, - А то ещё укусят ребёнка!
-Я уже не ребёнок! - всхлипнул питерец, - И они меня не найдут. Я в Адмиралтейство перебрался!
"Что всего лучше и хуже? Что всего больше и меньше? Что всего громче и тише?" - продолжал бубнить сфинкс.
-Так, значит? - взревел москвич, - Я сейчас пойду и сам возьму это Адмиралтейство!
И пошел!
-Шах тебе! - преградил ему дорогу всадник на бронзовом коне, - Отсель грозить мы будем шведу. А ты кто такой? Чей холоп? Ну-ка, предъяви документы, хипстер!
-Дяденька царь, - не растерялся москвич, - Я никакой не холоп и не хипстер, это раз. Документы у меня дома, а мы во сне - это два. И вам, извините, тоже шах. Это три.
Игра грозила обернуться неизвестно чем. Тогда питерец, дрожа и трепеща, выбрался из надёжного убежища, в котором скрывался, и зашагал к москвичу и всаднику. Ноги не слушались его, но он всё же дошел и встал рядом.
-А ты тут что делаешь? - насмешливо спросил москвич, - Не видишь, наши величества о судьбах мира разговаривают. А такой фигуры, как ты, вообще нет. Иди обратно в своё Адмиралтейство, прячься.
-Ну-ка не хами! А то ребёнок расстроится! - рядом с москвичом уже стояла разъярённая бабушка.
-Я не ребёнок! - захныкал питерец, - А ты должна была сказать: "Шах тебе!"
-Щас тебе! - огрызнулась бабушка, - Яйца курицу не учат!
-Что было в начале - курица или яйцо? Что было в начале - курица или яйцо? - раздался совсем рядом вкрадчивый голос. Это второму сфинксу надоело стоять на одном месте, и он решил немного прогуляться. Очень вовремя!
Тут подоспели и сувенирные кони. Оба были отлиты в одной форме, оба хромали на левую переднюю ногу и подволакивали заднюю правую. Те ещё кони были. Когда они стояли смирно, вздыбленные, сдерживаемые поводьями укротителя, то ещё пристойно смотрелись, но как поскакали - так уж поскакали. Даже слонов разбудили.
Дальше, как это часто бывает в страшном сне, движение ускорилось, а пространство замкнулось. Московские высотки поехали навстречу Адмиралтейству и Петропавловской крепости. Пушки встали на ноги и двинулись вперёд железным строем. Пышки запрыгали через воображаемый мост, как лягушки, оставляя на доске жирные пятна. Бабушка вспомнила, как была тренером, поймала футбольных болельщиков и стала их экзаменовать. "Что такое штанга? В каком случае назначается пенальти?"
"Что всего реальнее и абсурднее?" - раздался где-то совсем рядом голос первого сфинкса.
-Сон! - хором закричали москвич и питерец. И прилетел тут волшебник в голубом вертолёте и бесплатно прервал это кино, и унёс шахматистов обратно в реальность.

Москвич проснулся от тарахтения будильника, а в ушах его ещё гудели лопасти вертолёта. Питерец проснулся от телефонного звонка. Это была бабушка.
-Что ты сегодня будешь делать? Как ты собираешься жить дальше? Кто о тебе позаботится, когда меня не будет? - завела она старую песню.
-Ты у меня, бабуля, прямо как сфинкс, - восхищённо произнёс питерец.
-А чего сразу обзываться? - обиделась бабушка, - Я просто решила молодость вспомнить, команду одну потренировать. Да и тебе бы не мешало спортом заняться. Хоть бы в шахматы выучился играть.
"Заняться спортом. Хоть шахматами" - уже записывал в своём ежедневнике москвич.
Так что они ещё встретятся.
sun

Подарки

Никто так не любит подарки, как питерец. Приятный, будоражащий воображение сюрприз – что может быть лучше? Никогда питерец не составит перед праздником виш-лист. Это так утомительно – вспомнить, что у тебя есть, чего нет, а что тебе категорически не нужно. Пусть гости сами ломают головы! За это, в конце концов, они получат угощение!

Москвич любит подарки очень-очень сильно. Это ведь так здорово – получить даром то, что ты как раз собирался купить. Не гоняться по распродажам, не выискивать нужный цвет и размер, просто составить список и раздать задания. Ты купишь то, ты – это. Пусть гости побегают и раскошелятся! За это, в конце концов, они получат угощение!

Москвич сидит за накрытым праздничным столом и ждёт сюрприза. «Дзинь!» – звонок в дверь. «Привет-привет-чмоки-чмоки-обнимашки» – это гости ввалились в прихожую все разом, распугав приготовленные для них тапочки. Москвич ловит тапочки, возвращает на место и покашливает, привлекая к себе внимание. Да, он ждёт подарка.
-Так вот, друг! Сюрприз! Мы это. Купили тебе холодильник. Вот в точности такой, как тебе нужен. Даже с видео-двойкой. Как заказывал.
-Ах, какая неожиданность! – неожиданно взвизгивает москвич, - Прямо вот с видео-двойкой. Так мило, в самом деле. А я как знал. Выкинул старый хозяйский сервант вместе со всем антикварным барахлом, расчистил вот угол. Ну и перекрасил комнату под цвет вашего сюрприза. Теперь у меня всё будет в бордовых тонах! Давайте, затаскивайте уже мой подарок.
-Э… кхм… Видишь ли, друг. Бордовые холодильники расхватали раньше, чем мы успели договориться, кто повезёт его на своей тачке. Короче, мы хотели взять красный, но они тоже кончились, вот коричневые тоже были… Мы же не знали, что ты стены покрасишь! Ладно, к делу. Та-дам! Вот твой подарок!
И в бордовой-бордовой свежеокрашенной комнате появляется ослепительный, флуоресцентно-салатовый холодильник. Зато с видео-двойкой. Точно такого же размера, как никчёмный хозяйский сервант. Вот так сюрприз, ну, правда же!

Питерец спешно сервирует праздничный стол, мысленно воссылая благодарности гостям, которые опять, как и пятнадцать лет назад, опаздывают на два часа. Звонок в дверь: «Динь-динь!» «Здравствуй, как поживаешь, только после вас, заходите же, нет что вы, позвольте ваше пальто…» Все гости опоздали ровно на два часа, с точностью до минуты, но воспитание не позволяет им ввалиться в прихожую неорганизованной толпой. В приятной суете проходит ещё час. Наконец, все в тапочках и готовы чествовать хозяина.
-Вот друг. Как ты и хотел, мы сделали тебе сюрприз. Ну, ты правда ни за что не догадаешься. Но мы дарим тебе его. Вечнозелёный тибетский чайный мох в горшочке авторской работы. Андрей специально ездил за ним в Тибет. Горшочек, правда, из Москвы. Один чувак выкинул из окна хозяйский сервант с антикварным барахлом, всё побилось, а горшок уцелел. К делу. Вот твой подарок, наслаждайся. Эй, приятель… Эй?
-Спасибо, - вытирая портьерой сопли, слёзы и слюни говорит питерец, - Вот это сюрприз сюрпризов! Не думал, что когда-нибудь встречусь со своим главным и единственным аллергеном. А ведь говорил мне участковый врач: «Не езди в Тибет!» Так я и не ездил… Вы не возражаете, если я, не переставая вас благодарить, буду одновременно набирать 03? А то неудобно получится, если я отключусь раньше, чем успею закончить фразу… Алло? Скорая? Да, а горшок и правда хороший. Как раз под цвет холодильника, который достался мне по наследству от бабушкиных квартиросъёмщиков. Впрочем, возможно, они просто ни разу его не мыли…
И вот на покрытом благородными археологическими отложениями холодильнике стоит авторской работы горшок, покрытый точно такими же отложениями. Ради этой встречи одному из них стоило вылететь из московского окна вместе с хозяйским никчёмным сервантом и уцелеть.
Да, забегая вперёд – питерец тоже уцелеет. Вместо тибетского чайного мха его неопытному в таких вопросах приятелю подсунули китайский, в десятки раз менее опасный.

sun

новогодние игрушки своими руками

Не только москвичи, но даже и питерцы начинают готовиться к Новому году всё раньше и раньше. Скоро ёлку можно будет уже и не выносить. Поэтому наш традиционный пост с игрушками имени поребрика, которые можно распечатать, вырезать и повесить на офисную ёлку (или не офисную) - появился в этом году так рано. Вот он, этот пост.

На первое - хорошо забытое старое. Для тех, кто любит читать.

История про Новый год из первого "Поребрика"
Чтобы наступил Новый год из третьего "Поребрика".

На второе - календарь на 2014 год, о котором мы уже писали. На этот раз он не один, а в компании с книгой "Поребрик наносит ответный удар" продаётся по специальной цене вот здесь по ссылке.

На сладкое - обещанные игрушки и украшения.

Collapse )

P_sso

Ежедневник

Неделя москвича начинается в понедельник на утреннем совещании. Понедельник – нервный день, в воздухе висит напряжение. Москвичи, у которых есть работа, пришли на работу и там напряглись. Москвичи, у которых нет работы, вскочили в своих постелях и тоже напряглись непонятно отчего. Люди вдыхают висящее в воздухе напряжение, и оно проникает в тех, кто ещё сохраняет расслабленное спокойствие. К вечеру город пронизывают электрические разряды, жаль, ещё никто не придумал способ вырабатывать энергию из напряжения тысяч и тысяч людей. А может быть, и придумал, оттого в понедельник все так и заводятся с полоборота: ведь тому, кто извлекает из этого выгоду, надо возобновить энергозатраты субботы и воскресенья.

Вторник – самый лучший день недели. Потому что он не понедельник, а впереди ещё много дней до выходных, можно будет сделать всё, что запланировано. Выполнить все пункты плана до конца недели, конечно, нельзя, всякий москвич это понимает, но во вторник он радостно играет сам с собой в «Я успею это к пятнице».

Среда – независимое островное государство, находящееся на одинаковом удалении от двух могущественных держав – Понедельника и Пятницы. Часто в среду москвичу удаётся отдохнуть по-настоящему, не так, как в выходные (об этом позже), а вот просто отдохнуть. Может быть, даже не отрываясь от работы. Но – отдохнуть. От напряжения, которое с понедельника клубится в углах кабинетов и под потолком приёмной, от планов, от бессмыслицы. Обычно в среду случайно происходит всё самое осмысленное. Его не планировали, оно само. Пришло, почувствовав свободу.

Четверг – подготовка к пятнице. Репетиция судного дня. Четверг страшнее пятницы. Бегом, а то не успеем, и понятно же, что не успели, но бегом, бегом, бегом. Напряжения нет – для того, чтобы вырабатывать столько напряжения, людям нужны силы, а силы заканчиваются, и в баки, вместо бензина, заливают кофе, и едут по бездорожью, гонятся за миражом, который сами же запланировали в понедельник.

Collapse )
P_sso

В ответе за

Ответственность – это способ предъявить права на то, что тебе не принадлежит, и не получить при этом жесткий отпор. «Я чувствую ответственность за этот вкусный кусок торта!» - говорит человек. Он не говорит прямо: «Хочу съесть этот вкусный кусок!» Но когда торт будут есть, ответственному человеку, может быть, достанется пара крошек. Или нет. Но безответственный точно не получит ничего!

Ответственный москвич в ответе за всю страну. Так он думает. Ну, потому что живёт в столице. А столица – это как бы вся страна и есть. Даже не столица целиком, а только та её часть, где живёт этот москвич. Марьина Роща – столица мира. Москвич – столица Марьиной Рощи. Государство – это я и ещё, пожалуй, моя любимая пижама. Москвич в ответе за себя и за свою пижаму. Пижама в ответе за москвича, который находится в её недрах, когда спит один и в постели (то есть очень редко и нерегулярно). Находясь в своей пижаме, москвич спит с ощущением ответственности за судьбы страны. На Марьиной Роще всё спокойно.



Питерец не посягает на всю страну – зачем же, для этого у страны есть москвич. Питерец в ответе за свой город. За его культурный облик. За то, чтобы мосты вздымались, пушка стреляла, а кораблик плыл в облаках. За дворцы, каналы и решетки. За «Белые ночи» и «Бедные люди». В кавычках, потому что Достоевский. За него питерец тоже в ответе. Петербург – мировое достояние, надо его сохранить. «Граждане туристы, не хватайтесь так за перила моста – это памятник архитектуры, а не чтобы подержаться. Уважаемые гости города, не фотографируйтесь на фоне Медного всадника, вспышка нервирует коня, а Пётр с рождения нервный. У него лицо дёргалось, это научный факт, читайте Пушкина. Дома оставили? Вот сидите у себя дома и читайте Пушкина, чем на нашего всадника вспышками щёлкать! Мадам, сойдите грязными ногами с Невского проспекта, он Гоголя помнит!»



Лучший способ сохранить культуру – спрятать её от всех. Поставить бы на въезде в город здоровенную такую решетку (по проекту архитектора Рахау) до неба, с амбарным замком (работы Фальконе) и внутрь никого не пускать. Тогда и культура сохранится, и ответственность не будет так тяготить.

Безответственный питерец не отвечает даже за свой культурный облик. Он ставит на окнах решетки (по проекту архитектора Рахау) и ходит по дому в музейных тапочках. В каком музее спёр тапки и от какой ограды отпилил решетку – не признаётся, гад.

Безответственный москвич спит без пижамы. Да к тому же ещё регулярно занимается опасным сексом.

P_sso

Мелодрама

Всё в мире как будто создано для того, чтобы разлучить их. И они сами – тоже. Он богат, она бедна. Он худ, носат и прыщав, она стройна, румяна и прекрасна. Он индеец, она эльф. Он живёт в Москве, но весной и осенью перебирается в вольные прерии. Тогда приезжает бригада скорой помощи, делает ему укол, и он снова оказывается в Москве. Она живёт на иллюстрации в книге и в его мечтах.

Она ходит на работу. Как и все эльфы, она работает официанткой в романтическом кафе в самом центре города. Здесь пахнет корицей и кардамоном. Даже в туалете стоит освежитель воздуха с запахом кардамона и корицы. Поэтому некоторые посетительницы вдруг начинают считать себя принцессами. Тогда приезжает бригада скорой помощи, делает им укол, и они опять становятся обыкновенными московскими девушками.



Но она не принцесса и никогда не была ею. Она – эльф. В свободное от работы время она учится на каком-то сложнофилософском факультете.

Он знает её, а она его – нет. Его портрета нет ни в одной книжке. К тому же она читает книги только с абстрактными иллюстрациями. Но однажды, медитируя на квадратные круги, в переплетении линий она различает человеческий профиль. На самом деле это его тень упала на страницу – он проходил мимо дворика сложнофилософского факультета, где сидела она в ожидании лекции, и прошел мимо. Потому что уже наступила весна, и он мысленно скакал по вольным прериям.

Придя домой, он натянул головной убор из перьев, вышел на балкон и издал воинственный клич. Соседка привычно набрала «03».

Приехали санитары, сделали укол. Один санитар даже остался с ним. Его смена окончилась, а на столе у пациента он увидел книгу со своими иллюстрациями.
Очухавшись, герой снял головной убор с перьями и убрал в шкаф до наступления осени. «Чур меня, сгинь!» - махнул он на санитара обеими руками, но тот не сгинул.
«Вижу у тебя на столе книгу со своими иллюстрациями, - сказал санитар. - Хочу поговорить о том, какой я великий художник!»
«Да, - не стал спорить герой. - Особенно тебе удалась она!»
«Она особенно удалась моим родителям. Это моя младшая сестра. Смотри, как мы похожи!»
«Чур меня, сгинь!» – снова воскликнул герой.
Перед тем как окончательно сгинуть, художник-санитар оставил ему адрес того самого кафе.

Collapse )
lucas

Сразу рождается

Москвич сразу рождается взрослым. Выплёвывает соску, достаёт из кармана памперса сигару, выбирает рожок с надписью «18+» и, посасывая его содержимое, отправляется в самостоятельное путешествие ползком до ближайшей автозаправки. Надо выяснить, сколько бензина следует налить в ночной горшок, чтобы он на трассе обогнал папашин джип.

Питерец сразу рождается с чувством вины. «Ах, мама! Вот вы какая! – говорит он. – Такая милая, а я такой недостойный! Простите за все неудобства, которые я вам причинил. И которые ещё причиню. А ведь я причиню их! В годик разобью бабушкину любимую вазу, в которой дедушка прячет папиросы. Ой, все же думают, что дедушка бросил курить! Извини, дедушка, что я тебя заложил. В три года я нарисую на обоях кошку, которая говорит неприличное слово, и буду утверждать, что во всём виновата кошка. Через несколько лет раздавлю в Летнем саду жука. Потом пойду в школу и получу там несколько двоек и замечаний. Буду прогуливать уроки. В старших классах….» Тут, по счастью, наступает время кормления, и остальные свои «извините» и «простите» питерец проговаривает про себя. И эта невысказанная вина остаётся с ним навсегда.

Москвич сразу рождается деловым. Оказавшись в компании других младенцев, начинает выгодный обмен: у соседа слева выменивает чепчик на памперс. Сообразив, что с памперсом на голове жить неудобно, тут же предлагает соседу справа сменять памперс на прописку. Потом таким же манером избавляется от распашонки. Сидит и дрожит до появления нянечки, кутаясь в последний памперс, который никто не захотел у него брать. Добрая женщина, конечно, тут же одевает бедного малютку. А малютка уже не бедный: он прописан в десяти разных местах. И чтобы выписать его – хозяевам придётся раскошелиться!

Питерец сразу рождается знающим и любящим родной город. «Хороший роддом, – говорит он, – в историческом месте. Как сейчас помню: двести лет назад здесь ничего не было, а сто лет назад проложили трамвайные рельсы. По этим рельсам до сих мор можно ездить на трамвае, и если мы на него сядем, то приедем в самый что ни на есть исторический центр, где я вам, маменька, покажу…» К счастью, наступает время кормления, и маменька так и не узнаёт, что ей покажет милое дитя. И питерец остаётся один на один со своей любовью к родному городу.

Москвич сразу рождается самым главным. Только его приносят домой, как он выплёвывает сигару, как прежде выплюнул соску, и начинает вопить: «Я самый главный! Я! Я! Я!!!!!» Окружающие почему-то слышат в этом крике только истошное «Агу!!!» Они ходят на цыпочках и выполняют все прихоти крикливого крошки. «Потому что я самый главный!!!» – голосит маленький москвич. И да, получается, что он – самый главный. Несмотря на то, что никто ещё этого не понимает.

Питерец сразу рождается вежливым. «Здравствуйте, мама! – говорит он. – Спасибо, что произвели меня на свет. Очень любезно с вашей стороны. Премного благодарен вам за то, что это чудо произошло именно здесь, в Санкт-Петербурге. Замечательное место. Только вы, мама, с вашим вкусом и чувством прекрасного, могли выбрать для меня такой изысканный город…» Тут наступает время кормления, и вся неизрасходованная вежливость остаётся в питерце навсегда.

Москвич, едва родившись, уже умеет за себя постоять. «Лежи, мама, я сам за себя постою!» – говорит он. Занимает лучшую кроватку. Выбирает лучшую нянечку. Соску тоже требует самую лучшую, хоть и выплёвывает её тут же на пол. Потом, из всех пап, пришедших навестить своих деток, также выбирает самого лучшего. «Это же не наш папа…» – вяло протестует мать. Самый лучший папа тоже протестует, но потом взрослые знакомятся поближе и находят, что малютка-москвич поступил правильно, и его истошный вопль был гласом судьбы. У самого лучшего папы уже есть какие-то другие дети, которые считают себя единственными и любимыми, но новенький стоит за себя день, другой, третий – и другим детям самого лучшего папы приходится признать его главенство.

Питерец сразу рождается с несчастной любовью. Может быть, несчастная любовь рождается даже на мгновение раньше. Вот её, запеленатую, проносят мимо – и всё. «О, мама, почему она так прекрасна? – вопрошает питерец. – Столь же прекрасна, сколь и недоступна! Боюсь, всех стихотворений Пушкина, которых я, к тому же, ещё не знаю, не хватит, чтобы описать её прелесть! Я погиб, мама, я совершенно погиб! Я хочу петь блюз, мама, о, мама, да…» Тут наступает время кормления. И свой первый не спетый блюз питерец носит в сердце до конца дней.
контркультура

Контент для взрослых

Московская девушка просыпается, потягивается – и вдруг видит рядом незнакомого москвича. Пара секунд на раздумья – и начинается контент для взрослых.
Москвич приходит на приём к доктору, но главный лечащий врач заболел, его заменяет вот эта симпатичная медсестра с накладными ресницами. «Прошу на осмотр!» - говорит она и почему-то запирает дверь на щеколду. Не успевает москвич снять футболку, как начинается контент для взрослых.
Преуспевающая московская девушка, директор департамента внешних сношений, обнаруживает, что её секретарша во время рабочего дня болтает по телефону с подругой. «Пройдёмте в мой кабинет!» - строго говорит директор департамента. Для секретарши контент для взрослых начинается уже в коридоре.

Москвич приходит домой после работы, обнаруживает в спальне контент для взрослых и присоединяется. Сообразив, что это не его спальня, извиняется, собирает всю компанию и везёт к себе. Появляются новые действующие лица. Контент для взрослых разгорается с новой силой.
Две московских девушки приходят наниматься на работу официантками в ночной клуб, и тут же попадают в контент для взрослых.
Москвич принимает душ после занятий в спортзале, как вдруг к нему сзади подкрадывается контент для взрослых.
А тут уже непонятно кто, куда и зачем пришел.
А тут уже оно само пришло.
А тут и не уходило…


Питерская девушка просыпается, потягивается. И тут… тут она накидывает халат, идёт на кухню и варит кофе. При этом разговаривает с кем-то по телефону. Наверное, договаривается о свидании? Или вызывает водопроводчика?
Действительно, приходит водопроводчик. И тут… он начинает чинить душ! А потом уходит!
Питерская девушка идёт принимать душ. И тут… захлопывает дверь перед самым носом у оператора.
Из душа она выходит уже в деловом костюме, вызывает лифт. А там! Старушка соседка с двумя пекинесами. Питерская девушка здоровается с бабулей, гладит пёсиков, выходит во двор.
Обходит дом, открывает скрипучую дверь старого ржавого гаража. А там! Жигули последней модели. Питерская девушка садится за руль, включает радио и едет куда-то.

Следующая сцена. Питерская девушка пришла устраиваться на работу. Ну, наконец-то! Работодатель задаёт ей какие-то скучные вопросы, не имеющие отношения к контенту для взрослых, и вообще он, кажется, решил, что проводит собеседование. И тут! Открывается дверь! И входит! Секретарша! Она говорит: «Вот пропуск для нашей новой сотрудницы, она может приступать к работе с завтрашнего дня». «Вы приняты» - говорит работодатель. «Спасибо» - говорит питерская девушка. Собирает вещи, встаёт и уходит!
Выйдя на улицу, она дотрагивается рукой до лба: то ли голова болит, то ли температура повысилась. Ура! Питерская девушка идёт к врачу! Дожидается своей очереди, заходит в кабинет. И тут! Пожилая тётя-доктор измеряет ей давление, просит показать язык, потом выписывает какие-то витамины и советует почаще ходить в спортзал.
Питерская девушка идёт в спортзал. И там! Занимается спортом!
Вечером она возвращается домой. Открывает дверь, включает свет. Проходит в спальню. И обнаруживает там! Питерца! Того самого, с которым договорилась о свидании ещё утром. И начинается контент для взрослых. Уф. Наконец-то happy-end.
P_sso

Ужастик

Тихий стук в дверь. Москвич сидит за компьютером, переписывается в аське, фэйсбуке, говорит по телефону и скайпу, ничего не слышит. Стук повторяется снова. И опять – полный игнор со стороны москвича. Легко и бесшумно отворяется дверь. Но там, за дверью, клубится нечто такое, что заставляет москвича отвлечься от компьютера и обернуться. Крупный план. Москвич застыл на месте, пожирая свой айфон.

За окном сгустилась тьма. Но субстанция, проникшая в квартиру москвича, темнее самой тьмы. Герой хочет убежать от неё, спасти себя и своё имущество, мечется по квартире от тайника к тайнику. Поднимает половицу – нет пяти тысяч долларов, подаренных тётей на окончание ВУЗа. Отодвигает фальшивую батарею – пропали акции Газпрома! Лезет в кошелёк, за банковскими картами – вместо них находит скидочные купоны в «Кофе-Хауз». Тёмное нечто следует за ним по пятам. Москвич носится по квартире и краем глаза замечает, как новенькая эргономичная мебель превращается в старые продавленные стулья и диваны, как на полу вместо экологической плитки с подогревом сам собой, как чайный гриб, вырастает пыльный, протёртый палас. В центре паласа – пугающий зубчатый узор, похожий на готическую шестеренку. Шестеренка медленно раскручивается, затягивая в себя дорогие сердцу москвича предметы и перемалывая их, подобно мельнице. Ортопедическая подушка, как лягушка, ускакала – и привет. Следом в страшную бездну улетела читалка. А там, где висел плазменный телевизор – возникла полка с подшивкой газеты «Социалистическая индустрия» за 1977-1981 годы. К противоположной стене приколота карта мира, на ней москвич отмечает флажками страны и города, которые он уже посетил. Пощадите хоть карту, чудовищные жернова! Не пощадили… Миг – и на месте карты раскинулся аляповатый цветастый ковёр, р-раз – он свернулся воронкой, и её раструб уже тянется к москвичу, чтобы утащить его в дьявольскую неизвестность.



Москвич бросается к выходу, медленно переставляя ноги, как хомячок, которого преследуют жестокие дети, вооруженные супермощным пылесосом. Наконец, выбегает на лестничную площадку, слетает по ступенькам вниз, хочет вскочить в свой автомобиль и уехать от тёмного ужаса, поглотившего его уютный мир, но и машины нет, а на её месте стоит деревянный самокат. Да пусть хоть так, лишь бы подальше отсюда! Москвич отталкивается от земли, выезжает на проспект, на месте любимого круглосуточного бара видит бочку с квасом, рядом с обменным пунктом различает курсы незнакомых валют, а вокруг – ни души, словно он один в городе, а остальных уже сожрало невыразимое тёмное нечто. Но вот невыразимое нечто нагоняет и его, укутывает в удушающее покрывало, появляются титры – и мы не можем понять, уцелел герой или его перемололи беспощадные челюсти тьмы? Режиссёр картины тоже пока не в курсе дела. Но если фильм пойдёт хорошо, москвич выживет, и в следующей серии будет страдать ещё сильнее.

Collapse )