Category: еда

контркультура

Бульон терзаний

Только что у меня вышла книга - "Бульон терзаний". В ней никого не терзают, самотерзается лишь бедняга режиссёр, которого позвали ставить "Горе от ума" с любительской труппой одной московской мебельной фирмы. Труппа собирается на один раз, чтобы поразить воображение клиентов и показать, на что способен простой офисный работник, если ему дать задание стать непростым. А кто их сделает непростыми? Правильно, режиссёр.

Всем рекомендую. Книга уже продаётся везде, где есть книги. Например: "Москва", "Лабиринт", "Озон", "Буквоед", "ЛитРес" и т.д.

Вот тут глава о том, как мебельные боссы и режиссёр выбирали пьесу. Например, так:

– В классике много чего есть, – немного растерялся Владимир, – вы задайте направление.
– Направление? Пожалуйста! Пусть в отрасли полный кризис, но мы сохраняем позитивный дух, потому что молоды и полны сил. Вот в таком ключе есть что-нибудь?
– Пушкин. «Пир во время чумы», – не удержался Владимир.


А тут описана одна из репетиций. Например, так:

Дмитрий хмыкнул и на всякий случай закинул велосипед на верхнюю полку широкого стеллажа, на котором лежали готовые столешницы.
— Ну, где мой конь? — деловито спросил он. Владимир и Нина схватили его за руки и потащили к снаряду. Молодой человек скептически осмотрел коня, проверил на прочность, даже постучал по ножкам.
— Подходит? — с волнением спросила Нина.
— По технике безопасности — вполне. Но вообще-то это не конь.
— Как? — схватилась за сердце Нина. — А что же это?
— Козел.
— Кто козел? — строго поинтересовался Владимир.
— Снаряд.
— И какая разница? — всполошилась Нина.
— Другие размеры и назначение. Потому называется — «козел».
— Ты прыгать через него можешь? — спросил Владимир.
— Могу. Даже проще.
— Значит — это конь, — распорядился режиссер. — Пойми, дружок, у нас — театр. Здесь все не то, чем кажется.
— А почему не сказать, — робко спросила Нина, заглядывая в сценарий, — почему бы вместо «Молчалин на коня садился» не сказать «Молчалин на козла садился»?
— А Грибоедов во гробу крутился, — устало закончил Владимир. — Это будет конь. Под мою ответственность. Сивка-Бурка. Бывший козел.


Ну и финальная просьба ко всем, кому не лень. Напишите у себя пару слов о книге. Или не у себя, а где вы привыкли о книгах писать. Или не напишите, а поделитесь этой записью. Чтоб все знали.

А тут "Бульон терзаний" можно лайкнуть: тыц.
lucas

Жаловаться и хвастаться

Если питерец жалуется - все прочие питерцы сразу понимают, что он хвастается. Потому что хвастаться напрямую - неприлично и постыдно.
"Как я устал таскать мешки с деньгами из инкассаторской машины в свою банковскую ячейку!" - стонет один питерец.
"Я больше не могу так жить! Убейте меня! Утром вкусный завтрак, днём интересная работа, вечером разговоры с понимающими людьми, ночью секс с любимым человеком! Некогда просто понимаете - сесть и подумать о том, как не сложилась моя нескладная жизнь!" - вторит ему другой.
Когда питерец жалуется, чтобы похвастаться, а когда жалуется, чтобы пожаловаться - может понять только другой питерец. Виртуозы вообще всегда общаются в жалобной форме. Обычный питерец объясняется в любви так: "Я тебя люблю". А если за дело берется мастер-жалобщик, выходит иначе: "Как же мне было плохо без тебя все эти годы!"

Москвичи, напротив, не жалуются совсем. Жаловаться неприлично. Ты что, нытик? Неудачник? Тебя в детстве уронили? Нет? А чего сопли распустил? Если уж совсем плохо, москвич всё равно не жалуется, а испускает крик о помощи, причём, кричит и при этом криво так ухмыляется - мол, вы не подумайте чего, я в позитиве. "Эй, народ! Ни у кого запасной ноги 42-го размера не будет для пересадки?"
"Ты, что ли, без ноги остался?" - догадываются окружающие и спешат на помощь. Потому что помогать человеку, который терпит, но не жалуется - позитивно.
Своими подлинными достижениями москвич никогда не хвастается - считает их очевидными всему миру. И очень удивляется, если другие москвичи не в курсе, как ловко он вчера свёл баланс за год.
Москвич хвастается второстепенным, когда у него что-то не сложилось в главном. Старые друзья стали какими-то совсем старыми. Любовь превратилась в отношения. Дело всей жизни начало приносить доход и стало просто бизнесом. Зато смотри-ка - у меня новые очки, оправу из Италии везли, линзы - из Японии, собирали в Новокузнецке, чтобы точно посередине. Потом прислали мне VIP DHL-ем. А ещё я на завтрак ел омлет за две с половиной тысячи рублей. Обычный омлет. Просто стоит дорого. И гляди - у меня прикольная шапка из Лондона, а у тебя такой нет. Не, о личном давай не будем - это так скучно.
lucas

Магия слова

Всем известно, что в Москве и Петербурге по-разному называют некоторые, совершенно одинаковые по сути своей предметы, как то - крупные хлебобулочные изделия из пшеничной муки, каменную каёмку, ограничивающую тротуар, внутреннюю общедоступную часть жилого дома, и так далее. Считается, что это происходит исключительно из-за культурно-климатических особенностей. Но наши добровольцы, посредством нечеловеческих экспериментов, поставленных друг на друге, установили, что каждое название возникло неспроста, в каждом заложена своя магия.
- Как можно есть булку с рыбным салатом? - возмущается оголодавший, но еще не впавший в грех всеяденья Питерец, - Булка - это же на сладкое!
- А ты представь, что это не булка, а белый хлеб! - предлагает рациональный Москвич и подмена срабатывает: с хлебом, даже и белым, салаты есть можно.

Бордюр, на который совершенно невозможно лихо запрыгнуть на велосипеде: такой он огромный, широкий, одно слово - бордюр, будучи временно переименованным в поребрик, перестает быть препятствием, превратившись в часть окружающей природы.

Ну и совершенно очевидно, что пьянствовать водку, курить сигареты и ругаться матом следует только в парадной (парадке, парадняке). В подъезде же можно разве что целоваться, да и то лучше добежать ради такого дела до лифта.