Category: дети

Катя

Родительские советы

Родители - это такие особенные люди, которые дарят своим детям жизнь. Жизнь - самый дорогой подарок. Когда вручаешь кому-то ценную вазу эпохи Сгинь или ключ от "Феррари" - хочется, чтобы ваза, "Феррари" (и ключ тоже) служили хозяину долго и счастливо. А жизнь - она подороже ведь будет. Поэтому многие родители тщательно следят за тем, чтобы дети использовали подаренную им жизнь по назначению, а не по назначению - не использовали. От этого случаются конфликты: своевольные дети всё чаще и чаще (ещё с древних времён) пытаются жить по-своему. Сладить с ними невозможно - но можно хотя бы давать полезные советы.
Бывает, например, так, что ребёнку вдруг ни с того ни с сего делается хорошо.
Московские родители не зевают:
- Что это у тебя такое тут, а? Хорошо? А это лицензионное хорошо? А оно фирменное? А сколько ты заплатил за это хорошо? Хорошо бесплатным не бывает, ты это учти. А где ты его хранить будешь? А время на это хорошо у тебя есть? А срок годности смотрел? Ну хорошо.
Бывает, что и питерскому ребёнку перепадает щедрая порция хорошего. Родители - тут как тут:
- Это у тебя хорошо? Ну хорошо. Пусть у тебя будет хорошо. Пока дети в Африке недоедают. Пока клерки в Америке недосыпают. Пока верблюды в Азии недопивают. Мы страдали, а у тебя пусть хорошо будет. У нас-то такого хорошо не было, а у тебя пусть уж. Ты цени это хорошо как следует. Не стыдно, что у тебя хорошо, а у других - не хорошо? Тебе просто повезло, мало кому так везёт. Да ещё и незаслуженно. Ну, пользуйся, пока молод. Потом-то не захочешь, нам уже даром такое хорошо не надо. Ну что, всё ещё хорошо?

Но иногда тучи сгущаются над головой ребёнка, молнии косые бьют (или это дождь идёт косой?). Словом, всё становится косое, кривое, неправильное. И наступает плохо.
Московские родители поглядывают на это свысока:
- Вот у нас в молодости было плохо так плохо. А это что? Встанешь, бывало, в пять утра, лопатой раскидаешь плохо по углам - и нет его. Нынешняя молодёжь обленилась. Да не ной ты, подними жопу со стула - и борись. Захват! Ещё захват! Подножку ставь! Да не нам! Туда ставь! Ещё хуже стало? Разве ж это хуже? Вот в нашей молодости было хуже - так то да…

Питерские родители, едва завидев у своего чада плохо, скорбно покачивают головами:
- Плохо тебе? Заслужил, значит. А чем ты это заслужил? Не бывает, чтобы плохо без причины. Вот мы предупреждали тебя, когда было хорошо, а ты не слушал. За хорошо всегда плохо приходит. За всё в этой жизни надо платить. А что ты думал? Бывают в жизни будни, бывают и праздники. Праздников меньше. Жизнь - это страдание. Готовься! Чем дальше - тем хуже! Скоро привыкнешь и такое плохо за плохо считать не будешь.
Но "хорошо" родители ещё могут перетерпеть. Даже "плохо" перетерпеть они могут. Не стерпят одного - если ребёнок в благодарность за все мудрые советы советует им что-то в ответ.
- От горшка два вершка, а туда же! - свирепеют московские родители. - Яйца курицу не учат! Яблоко от яблоньки… Неважно, тоже не учит. Деды твои не для того воевали, чтобы ты нам советы давал.
- Это у вас в Интернете такое пишут? - тонко усмехаются питерские родители. -Нет? В книжках, значит? Опять нет? Откуда же у тебя такие мысли? Сам придумал? А чтоб с потолка не капало, не можешь придумать? А чтобы тебя за опоздания не ругали - тоже не можешь? Не пишут про такое у вас в Интернете? Ну, пойди почитай. Может, написали уже. Пока ты тут родителям советы раздаёшь.
Тут даже самый несообразительный ребёнок догадывается: родители его - точно такие же люди, как и он сам. От непрошеных советов - злятся и негодуют. Такая общность реакций очень роднит, знаете ли.
Давайте друг другу побольше непрошеных советов! Это сближает!

lucas

Сразу рождается

Москвич сразу рождается взрослым. Выплёвывает соску, достаёт из кармана памперса сигару, выбирает рожок с надписью «18+» и, посасывая его содержимое, отправляется в самостоятельное путешествие ползком до ближайшей автозаправки. Надо выяснить, сколько бензина следует налить в ночной горшок, чтобы он на трассе обогнал папашин джип.

Питерец сразу рождается с чувством вины. «Ах, мама! Вот вы какая! – говорит он. – Такая милая, а я такой недостойный! Простите за все неудобства, которые я вам причинил. И которые ещё причиню. А ведь я причиню их! В годик разобью бабушкину любимую вазу, в которой дедушка прячет папиросы. Ой, все же думают, что дедушка бросил курить! Извини, дедушка, что я тебя заложил. В три года я нарисую на обоях кошку, которая говорит неприличное слово, и буду утверждать, что во всём виновата кошка. Через несколько лет раздавлю в Летнем саду жука. Потом пойду в школу и получу там несколько двоек и замечаний. Буду прогуливать уроки. В старших классах….» Тут, по счастью, наступает время кормления, и остальные свои «извините» и «простите» питерец проговаривает про себя. И эта невысказанная вина остаётся с ним навсегда.

Москвич сразу рождается деловым. Оказавшись в компании других младенцев, начинает выгодный обмен: у соседа слева выменивает чепчик на памперс. Сообразив, что с памперсом на голове жить неудобно, тут же предлагает соседу справа сменять памперс на прописку. Потом таким же манером избавляется от распашонки. Сидит и дрожит до появления нянечки, кутаясь в последний памперс, который никто не захотел у него брать. Добрая женщина, конечно, тут же одевает бедного малютку. А малютка уже не бедный: он прописан в десяти разных местах. И чтобы выписать его – хозяевам придётся раскошелиться!

Питерец сразу рождается знающим и любящим родной город. «Хороший роддом, – говорит он, – в историческом месте. Как сейчас помню: двести лет назад здесь ничего не было, а сто лет назад проложили трамвайные рельсы. По этим рельсам до сих мор можно ездить на трамвае, и если мы на него сядем, то приедем в самый что ни на есть исторический центр, где я вам, маменька, покажу…» К счастью, наступает время кормления, и маменька так и не узнаёт, что ей покажет милое дитя. И питерец остаётся один на один со своей любовью к родному городу.

Москвич сразу рождается самым главным. Только его приносят домой, как он выплёвывает сигару, как прежде выплюнул соску, и начинает вопить: «Я самый главный! Я! Я! Я!!!!!» Окружающие почему-то слышат в этом крике только истошное «Агу!!!» Они ходят на цыпочках и выполняют все прихоти крикливого крошки. «Потому что я самый главный!!!» – голосит маленький москвич. И да, получается, что он – самый главный. Несмотря на то, что никто ещё этого не понимает.

Питерец сразу рождается вежливым. «Здравствуйте, мама! – говорит он. – Спасибо, что произвели меня на свет. Очень любезно с вашей стороны. Премного благодарен вам за то, что это чудо произошло именно здесь, в Санкт-Петербурге. Замечательное место. Только вы, мама, с вашим вкусом и чувством прекрасного, могли выбрать для меня такой изысканный город…» Тут наступает время кормления, и вся неизрасходованная вежливость остаётся в питерце навсегда.

Москвич, едва родившись, уже умеет за себя постоять. «Лежи, мама, я сам за себя постою!» – говорит он. Занимает лучшую кроватку. Выбирает лучшую нянечку. Соску тоже требует самую лучшую, хоть и выплёвывает её тут же на пол. Потом, из всех пап, пришедших навестить своих деток, также выбирает самого лучшего. «Это же не наш папа…» – вяло протестует мать. Самый лучший папа тоже протестует, но потом взрослые знакомятся поближе и находят, что малютка-москвич поступил правильно, и его истошный вопль был гласом судьбы. У самого лучшего папы уже есть какие-то другие дети, которые считают себя единственными и любимыми, но новенький стоит за себя день, другой, третий – и другим детям самого лучшего папы приходится признать его главенство.

Питерец сразу рождается с несчастной любовью. Может быть, несчастная любовь рождается даже на мгновение раньше. Вот её, запеленатую, проносят мимо – и всё. «О, мама, почему она так прекрасна? – вопрошает питерец. – Столь же прекрасна, сколь и недоступна! Боюсь, всех стихотворений Пушкина, которых я, к тому же, ещё не знаю, не хватит, чтобы описать её прелесть! Я погиб, мама, я совершенно погиб! Я хочу петь блюз, мама, о, мама, да…» Тут наступает время кормления. И свой первый не спетый блюз питерец носит в сердце до конца дней.
sun

Патриархальное общество

В патриархальном обществе существует разделение на "главу семейства" и прочих домочадцев. Глава семейства - это обыкновенный человек, которому необыкновенно повезло. Его предки по мужской линии обхитрили его предков по женской линии, потому что первыми успели сказать: «Чур, мы главные!». Со временем люди обленились и вместо двух слов "глава семейства" говорят просто "папа". Питерский папа не тратит себя на мелочи. Он думает о судьбах мира и отечества. Ему никто не мешает: все работают, живут, рождаются, умирают. Проходят годы, а папа всё думает. Однажды дети приходят без спроса в папин кабинет и видят: на столе стоит бронзовый бюст, а папы никакого и нет.

Московский папа думает о судьбах своей семьи и детей. Зарабатывает все деньги, какие видит, облагораживает всё, что попадается под руку, устраивает на работу даже самых дальних родственников жены. Когда безработные родственники заканчиваются - берётся за соседей. Если посреди неблагополучного района вы видите благополучный пятиэтажный дом, обнесённый разрисованным ромашками четырёхэтажным забором с колючей проволокой наверху, знайте: это не секретный завод по производству посланий для инопланетных цивилизаций, а дом, в котором живёт патриархальный папа.

В патриархальном обществе детям запрещается проявлять самостоятельность, чтобы ненароком не превзойти главу семейства (он же - "папа") в каком-нибудь умении и тем самым не разрушить его авторитет. Питерские дети, ещё не появившись на свет, уясняют: без папиного разрешения ничего делать нельзя. Поэтому они ничего и не делают. Сидят на кухне, пьют чай, курят в форточку и ждут, пока папа им что-нибудь разрешит. А папа тем временем думает о судьбах мира и отечества.
Московские дети тоже быстро понимают, что без папиного разрешения ничего делать не надо. Но с разрешением-то можно всё! - догадываются они чуть погодя. В надежде получить вожделенное право делать то, что хочется, упорные московские дети разрабатывают презентации, с использованием программы power point, швабры, стиральной машинки и старого проектора для показа диафильмов, но и этого часто бывает недостаточно. К примеру, чтобы пойти на дискотеку, дочке приходится разучить и станцевать перед папой самый сложный акробатический танец (но потом она повторяет его на танцполе и становится королевой клуба). Приобретя полезный опыт защиты проектов перед папой, дети в будущем способны защитить любые свои идеи не только от строгого начальника и вредных завистников, но даже от криворуких доброжелателей.

Collapse )